"Голливуд нуждается в нашей защите"


"Голливуд нуждается в нашей защите"

Вопрос о введении квот на прокат иностранного кино в России — тема отнюдь не новая и даже почти не интересная.

Это проблема сезонная: она обязательно всплывает в период какого-нибудь «политического обострения». В момент патриотического подъема или же в случае очередного ухудшения отношений с Соединенными Штатами депутаты или другие ньюсмейкеры скромно вносят предложения наконец ввести квоты на прокат кино, чтобы оградить дорогого их сердцу российского зрителя, о нравственном здоровье которого законодатели неустанно заботятся, от иностранный продукции и переориентировать постояльцев кинотеатров на отечественную продукцию.

Повторим, инициатива сезонная и ничего в ней необыкновенного нет. Как она возникает, так и отступает на какое-нибудь непродолжительное время до очередного обострения. Потому что в отличие от депутатов другие наши государственные деятели выступают против идеи квотирования.

Вот министр культуры тут же дал понять, что мысль об ограничениях проката иностранного кино ему не нравится и он с ней категорически не согласен. Зато с ней категорически согласен депутат, который с этой инициативой выступил. Однако после реакции Владимира Мединского единоросс Роберт Шлегель признал, что с предложением квот можно повременить. Тема пропала столь же быстро, сколь интенсивно ее обсуждали. А обсуждали ее очень интенсивно. Наверное, потому, что боялись, что тема быстро пропадет. Так что в данном случае против обыкновения даже осадка не осталось.

Я бы не стал обращать внимание на рядовую ситуацию, если бы по теме не высказался уважаемый Максим Соколов. Максим Соколов, как и можно было ожидать, выступил против квотирования. Но не потому, что идея квот сама по себе плоха, а потому что квоты бессмысленны.

Бессмысленны же квоты потому, что Голливуд якобы стал развлечением для широких масс и уже перестал быть кинематографом, а квоты — это про кинематограф, а не про «развлечение многоязычного и разноплеменного населения всемирной империи». Такой взгляд на проблему квот, мягко говоря, нетривиальный и потому требует ответа.

То, что Голливуд сегодня интернационален, вопросов никаких не вызывает. То, что это исключительно про развлечения, тоже понятно. То есть проблема квот — по Максиму Соколову — не в квотах, а в отсутствии кино как искусства. Если быть более точным, в отсутствии прежней эстетики.

С этим спорить сложно. С тем лишь исключением, что Голливуд давно не претендует на то, чтобы быть искусством. Хотя было время, когда казалось, что Голливуд если не станет искусством, то сделает большое количество умнейших коммерческих картин.

К слову, ровно 15 лет назад, 31 марта 1999 года, в прокат вышла первая «Матрица».

Когда появился этот фильм, казалось, что Голливуд готов к новому рывку и вот-вот предложит зрителю что-то невероятное. Не в плане техники, но в отношении совершенно нового подхода к большому коммерческому кино.

Но Голливуд ничего не предложил.

Вместо этого он лишь сляпал две последующие части «Матрицы» и на 15 лет впал в «бодрую спячку», обкатывая известные формулы хороших развлекательных фильмов. Такие же яркие явления в большом американском кино, как Кристофер Нолан или Зак Снайдер, остаются исключениями, подтверждающими общее правило отсутствия умных блокбастеров.

Ясно, что Максим Соколов говорит о технической стороне «киноискусства», в которой прогресс в прямом смысле слова действительно наблюдается. Но даже это сомнительно. Потому что дальше, чем формат 3D, американское крупное кино в плане технологий пока не пошло. В то время как при относительно большом наличии картин в формате 3D немалое количество из общего числа фильмов остается в прежних форматах. Но пустой «Аватар» всё еще остается главным достижением не только этого формата, но и главным прокатным фильмом всех времен. То есть самым большим достижением в кино является фильм про синих животных. Таким образом, прогресс и впрямь существует, но это прогресс аттракциона.

Потому что Голливуд — не совсем и далеко не всегда про искусство, а именно что про развлечение. И тогда зачем от него требовать эстетики?

Проблема в том, что Голливуд никогда не был так слаб, как сейчас. То есть слаб даже как аттракцион. И потому он нуждается в нашей защите.

С одной стороны, наблюдается вышеозначенный кризис идей. Когда даже комиксы, кажется, кончились и дошло до того, что начали масштабно экранизировать «древность». Взять хотя бы недавние «Помпеи» Пола Андерсона и «Геракл: Начало легенды» Ренни Харлина, все, как водится, в 3D, а также «Ной» Даррена Аронофски — тоже 3D. Скоро еще ожидается «Исход» про Моисея от Ридли Скотта. Обращение к самым истокам человеческой истории в таком виде, в каком к ней в Голливуде обращаются, говорит о том, что темы скоро кончатся совершенно и кина точно больше не будет.

С другой стороны, серьезно бьют по прокату интернет и телевизор.

Современные сериалы показали, что развлекаться можно и дома, а также, что такое домашнее развлечение иногда гораздо более осмысленное и духовное, чем то, что идет в кино. И даже на яркие эффекты зрителей затащить в кинотеатр всё сложнее.

Потому что одних эффектов очень скоро будет мало. Например, провал в прокате развлекательного «Одинокого рейнджера» Гора Вербински, пытавшегося повторить успех собственной формулы «Пиратов Карибского моря», очень тревожный звоночек для Голливуда. Даже такие корифеи индустрии развлечения в сфере кино, как Джордж Лукас и Стивен Спилберг, признали, что кино в таком виде, в каком оно предстает сегодня, ожидает скорое «закрытие» и пора бы обратить внимание на компьютерные игры.

Когда-то, в конце 1960-х, у Голливуда тоже были большие проблемы. Все старые формулы жанров и звезд срабатывали всё хуже и хуже. Кризис ощущался всё сильнее и сильнее.

Пока в фабрику грез не вдохнули новую жизнь. Что стало известно как «Новый Голливуд». Отчасти те, кто вдыхал эту новую жизнь, — Джордж Лукас и Стивен Спилберг оказались чувствительны к духу времени настолько, что они и сегодня не могут не видеть проблем с большим кинематографом. Но тогда новые деятели от кино решили проблему за счет обсуждения новых серьезных тем, иного изображения насилия и всего прочего, но нового.

Собственно, об альтернативах кинематографу никто всерьез не говорил. В то время как сегодня новизны нет и даже прогресса в сфере технологий не наблюдается. Так что даже те кинематографисты, которые прочно держатся в седле, предрекают большим коммерческим фильмам конец. Это самое ужасное и обидное.

Ну и введение квот нанесет окончательный удар по самой индустрии развлечений, у которой и без того могут быть большие проблемы.


Александр Павлов
Источник: izvestia.ru





comments powered by HyperComments