Музыка улиц: как живется звездам, начинавшим карьеру в переходах и на улицах

Музыка улиц: как живется звездам, начинавшим карьеру в переходах и на улицах

17 мая в Киеве, Ивано-Франковске, Одессе, Днепропетровске, Львове и Харькове планируют провести фестиваль уличной музыки. Сотни исполнителей самых разных музыкальных стилей соберутся на тротуарах, обочинах и в переходах, чтобы сыграть и спеть людям собственную музыку. «Музыка — это то, что поможет нам всем, всей стране, выйти из депрессии», — уверены организаторы. «Сегодня» узнала, чем живут столичные музыканты, начинавшие карьеру в переходах, и выяснила, можно ли добыться успеха и признания, начав с улицы.

Карьера началась с крыши

Не все звезды украинской эстрады любят говорить о своем прошлом — особенно о том, как начиналась карьера. Но некоторые не скрывают, что им приходилось играть в не самых престижных местах. Например, участники украинской группы Mead Heads в 1991 году организовывали свои концерты на крыше двадцатиэтажного дома на Березняках. «Нам с выступлениями помогали друзья-зрители. Их собиралось на крыше до 20—30 человек. Помогали тащить аппаратуру», — вспоминает фронтмен Вадим Красноокий. Естественно за выступления ребятам не платили. Были, правда, и неприятные моменты: жители дома, на крыше которого пели музыканты, несколько раз вызывали милицию. «По ночам мы, конечно же, не пели, но жители все равно вызывали участкового. А нам каждый раз удавалось уговорить его не штрафовать, и все расходились с миром. Я до сих пор помню звучание инструмента на крыше — оно особое. Совсем не такое, как на земле. Веселое было время... Мы и сейчас не против сыграть на крыше», — говорит Красноокий.

«ЕДУ ИГРАТЬ В КРЫМ». Уличных музыкантов в Киеве сотни. Ребята даже создали свой ресурс в соцсетях, где обмениваются информацией, ищут напарников для игры, торгуют музинструментами и ищут работу. «Я играю на саксофоне, возле метро «Театральная», ищу напарника для игры», — пишет киевлянин Владимир. Некоторые музыканты готовятся к поезке в Крым и собирают оркестр для игры на тамошних пляжах. «Нас не пугает, что Крым уже не украинский. У нас же на лбу не написано, что мы бандеровцы. А деньги нужны. Там за сезон 1,5—2 месяца можно заработать несколько тысяч гривен», — говорит Вадим. Записываются в группу к музыкантам и обычные киевляне: «Ребята, помогите помириться с любимой девушкой. Не хочу ее потерять. Я сам плохо играю, и не умею петь. Пожалуйста, кто может, отзовитесь. Я заплачу, сколько нужно. Нужен гитарист или скрипач», — умоляет киевлянин Юрий.

Музыка улиц: как живется звездам, начинавшим карьеру в переходах и на улицах

Звезды, стартовавшие из переходов

Из сотен уличных музыкантов, которые играют для нас в подземных переходах и просто на улицах, не всем удается достичь успеха и стать популярными. Тем не менее некоторые культовые ныне исполнители в начале карьеры собирали не многотысячные площадки в концерт-холлах, а несколько человек в переходе. «Сегодня» пообщалась с артистами, творческий путь которых начинался с подземки.

НА САЛО И СИГАРЕТЫ ХВАТАЛО. Фронтмен популярной фолк-поп-группы «Мандры» Фома (Сергей Фоменко) начало карьеры вспоминает с ностальгией. «Играть на улице я начал еще в школьном возрасте, в подземном переходе на станции метро «Льва Толстого». Там тогда собирались такие хиппующие барды с гитарами и просто ребята, которые любили петь под гитару. Я уже с 7-го класса писал песни, и подземный переход был первой площадкой для их презентации публике», — рассказывает «Сегодня» музыкант.

В переходе Фома пел и свои песни, и чужие — хорошо известные. «В моем уличном «трек-листе» были песни Владимира Высоцкого и Адриано Челентано. Причем итальянский язык я не знал, но у меня был хороший слух и музыкальная память — я просто напевал то, что запомнил. Ну, а с Высоцким проблем не было. В Киеве пел также в переходе на Майдане и на Андреевском спуске», — вспоминает музыкант.

В 1997 году Фома вместе с коллегами создал группу «Мандры», которая радует публику мелодиями в стиле фолк. Но и тогда, и сейчас деньги для Сергея Фоменко — далеко не главный фактор, утверждает он: «Когда играл в переходе, шляпа, конечно же, возле ног лежала, и в нее бросали деньги разные хорошие люди. Конкретных цифр заработка я не помню, но на гречку, хлеб, сало и сигареты хватало. А что касается уличного опыта, то я не только не стыжусь того, что играл в переходе в центре Киева, а наоборот — считаю, что это очень полезная школа и опыт! Ведь на улице все по-честному. Хорошо играешь — людям нравится! Плохо играешь — в шляпе пусто! Рекомендую всем желающим попробовать», — смеется Фома. Сейчас «Мандры» дают концерты в Канаде. Но даже в Торонто Фома нашел время и поиграл на улице.

Музыка улиц: как живется звездам, начинавшим карьеру в переходах и на улицах

СОБИРАЛИ НА СТРУНЫ. Участники рокабилли-группы OT VINTA тоже начинали свою карьеру с подземного перехода. «В 1997 году мы готовились к поездке на фестиваль «Перлини сезону», а денег — ноль. И мы пошли играть в подземный переход в Ровно, чтобы заработать на струны к гитаре. Комплект американских струн стоил тогда $7,5 — огромные деньги! Но за пару часов мы эти деньги заработали», — вспоминает фронтмен группы Юрий Журавель.

Сейчас группа OT VINTA за один концерт получает около $5 тыс., и прошлое участники вспоминают с меланхолией. «Времена были сложные. Мы выживали за счет того, что возили товары в Беларусь. Но торговать мне не нравилось, и чтобы заработать, я играл на улицах Бреста. И в Киеве пару раз приходилось играть в переходах», — вспоминает Журавель.

Чтобы выживать, приходилось музыкантам и жульничать, признался Юрий. «Помню, как нас одно время приглашали на всевозможные музыкальные фестивали, на которых практически мы ничего не получали, но мы с парнями придумали, как заработать. На фестиваль ехали в общем вагоне, а у пассажиров просили билеты из СВ или купе. Организаторы были вынуждены оплачивать наши билеты», — вспоминает фронтмен, добавляя, что на Рождество они играли для активистов Майдана совершенно бесплатно.

Суд: «На улицу выхожу в поисках наркотика»

Для многих музыкантов уличная игра становится настолько родной, что, даже достигнув популярности и получая неплохие гонорары, они все равно идут на прежние места в подземных переходах или на эстраду в городских парках. И по старой привычке, разложив саквояж от гитары на асфальте, играют для прохожих.

С УЛИЦЫ — В КВАРТЕТ. Киевлянин Михаил Суд посвятил музыке всю жизнь. Его по праву можно считать «старожилом» среди уличных музыкантов, ведь играет он здесь более 15 лет. С 1978-го по 1999 год он был участником гитарного квартета «Эмма-Квартет». С концертами они объездили десятки городов бывшего СССР, принимали участие во всех гитарных фестивалях. Уличным музыкантом Суд стал в лихие 90-е, потому что тогда нужно было выживать и кормить семью. «Мы зарабатывали на еду и на хороший инструмент. А ведь хорошая гитара стоит ой как дорого. На Крещатике я играю еще с тех времен, когда киевляне с удовольствием слушали легендарного аккордеониста Игоря Завадского. А вообще первым коллективом на Крещатике был квинтет «Наполеон» — киевские интеллигенты, они играли классическую музыку, которая всегда была по душе романтически настроенным киевлянам», — говорит Михаил.

В 1997 году на Крещатике появился музыкальный ансамбль «Слобода-Квартет», творческим руководителем которого стал Михаил. В состав входила два гитариста, скрипач и аккордеонист. А уже через пару лет Михаил параллельно работал в Киеве в ансамбле «Романтик Трио» со скрипачом Алексеем Дубовиком и аккордеонистом Андреем Моргуном, который быстро завоевал популярность. «Было время, когда нас узнавали на улицах, брали автографы и спрашивали, где можно купить наши диски», — вспоминает Михаил. По его словам, собраться вместе музыкантам помогло землячество. «Все мы родом из Харькова, а нашлись в Киеве. Неудивительно, что нам так комфортно и легко работалось вместе», — улыбается Михаил.

В ПОИСКАХ НАРКОТИКА. Популярность помогла группе неплохо устроиться. С 2006 года «Романтик Трио» начала трудиться на лайнерах крупнейшей американской круизной компании. Благодаря этому группа побывала более чем в 30 странах мира — от Аляски до Антарктиды. И везде, в каждой стране, они находили своих благодарных слушателей и почитателей.

Тем не менее ни популярность, ни солидные заработки не мешают музыканту выйти в выходной день на Крещатик или Андреевский спуск и поиграть для народа. «Группой мы на улице сейчас практически не играем — только на закрытых мероприятиях, вечеринках, по приглашениям. А сам я периодически не выдерживаю и выхожу на улицу. Деньги для меня не главное, мы хорошо зарабатываем. Хочется просто дарить радость людям. Это очень приятно — когда возле тебя вырастает толпа зрителей. И не просто зевак, а истинных ценителей классической музыки, в частности — гитары», — признается Михаил.

Музыка улиц: как живется звездам, начинавшим карьеру в переходах и на улицах

НЕЗАБЫВАЕМОЕ ВРЕМЯ. По словам музыканта, те, кто начинал играть на улице, никогда не забудут это время. И периодически желание выступить для народа возвращается, сколько бы денег ни зарабатывал исполнитель, даже став известным. «Меня тянет на Крещатик. Наверное, это уже как наркотик — необходимость энергетически подпитываться от улицы, чтобы пополнить свои силы и получить порцию вдохновения. Это сложно объяснить людям, которые никогда не чувствовали ничего подобного. Это не заработок — это стиль жизни. И отказаться от него сложно», — говорит Суд.

По его словам, в деньгах сейчас он и его группа особо не нуждаются — заказов хватает. Ведь за годы существования ансамбля они выпустили четыре диска, которые разошлись тиражом примерно в 25—30 тысяч экземпляров. Диски их группы «Романтик Трио» продавали прямо в переходе на Майдане: за один просили от 25 гривен.

Музыка ради свободы и души

Далеко не все уличные музыканты рвутся на большую сцену. Например, бандурист из Ялты Остап Киндрачук, который играет в переходе на Крещатике в Киеве, говорит, что он «идейный уличный музыкант». Дедушка с характерным оселедцем на голове уверен, что настоящий бандурист должен играть на улице, у дороги, чтобы его хорошо слышали все прохожие. «Цель бандуриста, — довести людям информацию о казацкой славе», — говорит 76-летний Остап.

Он играл на улицах разных стран — в Греции, Германии, России, Турции, был даже на специальном фестивале для уличных музыкантов в Польше. И всюду его слушали и замирали от пронзительных звуков бандуры. «Бандура — это инструмент, который рассказывает о казацкой душе. Он такой же широкий, как степь, а когда трогаешь струны — можно услышать звук ветра, который колышет степную траву», — объясняет музыкант. Когда дед Остап играл в Польше, он целую неделю через день ездил в Германию — там ему в шляпу бросали в несколько раз больше денег. «Сколько заработал не скажу — коммерческая тайна. Но слава и овации для меня не главное. Уличная музыка — это образ жизни. Даже если одному человеку моя игра понравится — значит, не зря я изливаю душу», — говорит кобзарь.

В МАСКЕ ПО УКРАИНЕ. Пианист Богдан, который стал известен после игры на баррикадах Майдана, отправился в тур по Украине. А маску, в которой он играл в Киеве, он не снял до сих пор — ведь она стала своеобразной визитной карточкой «пианиста-экстремала», как его окрестили в Сети.

По Украине он ездит, исполняя композиции Ральфа Зюрмуля. Правда, прославленное пианино, на котором он играл на баррикадах — выкрашенное в цвета украинского флага — он с собой не возит. Он уже побывал со своими концертами в Харькове, Днепропетровске, Луганске, Одессе, Никополе, Николаеве, Кривом Роге, Запорожье и Переяслав-Хмельницком. Совсем скоро Богдан планирует махнуть в турне по городам Центра и Запада страны — в Ивано-Франковск, Житомир, Винницу, Луцк и Хмельницкий.

Есть у пианиста в маске и заветная мечта. «Я хочу после полной победы украинского народа начать ездить по другим странам, где люди борются за свою свободу! Я хочу продолжить играть на баррикадах, поднимая боевой дух повстанцев. Это — мое призвание! А большая сцена пусть остается для других», — признается «Сегодня» пианист-экстремист.

Музыка улиц: как живется звездам, начинавшим карьеру в переходах и на улицах

Завадский: переход, слава, тюрьма

Пожалуй самым звездным выходцем из столичной подземки можно считать аккордеониста Игоря Завадского. В подземном переходе на Майдане он играл десять лет (!) с 1989 по 1999. Причем три последних года — будучи уже известным музыкантом. Завадский играл на улицах Праги, Вены, Барселоны, Парижа, объездил с концертами полмира. Но всегда говорил, что киевскому подземному переходу он обязан всем. «Подземный переход — важная страница моей биографии. Надеюсь, уже перевернутая. Всего провел там десять лет, три последние были особенно удачными. Я не только подпитывал себя материально. В переходе я завоевывал свою публику!» — говорил «Сегодня» артист. Выпускник национальной музыкальной академии уже тогда стал обладателем 4-х золотых медалей престижных международных конкурсов, а в 2000, ему было присвоено звание Народного артиста Украины. Впрочем, после звездного взлета из киевского перехода с музыкантом случилось резкое падение. В марте 2012 года 46-летнего Завадского задержали сотрудники Шевченковского РУВД по подозрению в педофилии. Он уже более двух лет сидит в Лукьяновском СИЗО. Его поклонники собирают средства на адвоката и залог. Как сообщают на его персональном сайте, нужно собрать 86 тыс. грн.

Музыка улиц: как живется звездам, начинавшим карьеру в переходах и на улицах

По материалам Segodnya.ua

Экономные люстры на splendid-ray.ua Вкусный и простой ужин дома Выбор биткоин казино с быстрым выводом выигрыша Обзор самых популярных книг среди подростков Шикарная посуда для сервировки стола

Лента новостей