21.10.2014 17:30

Призрачный террор

Призрачный террор

Родственники убитого в спецоперации не верят в терроризм

Следственное управление СК по Дагестану на прошлой неделе отчиталось о «ликвидации» очередных боевиков «южно-дагестанской» бандгруппы.
По предварительным данным ведомства, в Дербенте были убиты Нариман Аскеров, Курбанмагомед Курбанов и Эльшан Салихов. Отмечается, что ранее мужчины подозревались в пособничестве боевикам, а недавно сами перешли на нелегальное положение. Силовикам будто бы стало известно, что они «планировали совершить теракт и затем уехать воевать в Сирию». 16 октября руководителем оперативного штаба НАК в Дагестане было принято решение о введении правового режима КТО в Дербенте. На месте боестолкновения были обнаружены автоматическое оружие и боеприпасы, а также готовое к использованию самодельное взрывное устройство.

Между тем у разных СМИ имеются расхождения в цитировании официальных сообщений о проведении КТО. Так, одни из них говорят о ликвидации всех троих боевиков в одном месте, а другие о том, что в городе были блокированы два адреса: на первом этаже пятиэтажного жилого дома по улице Советской были убиты два человека, которые во время переговоров начали стрелять по силовикам, еще один был уничтожен в другом доме.

В то же время, как проинформировали «Кавказскую политику» родственники Эльшана Салихова, в отношении него все сообщения носят неправдоподобный характер.

«Факт, что Эльшан не находился на нелегальном положении и не был в розыске. Он вел нормальный образ жизни. Владел лавкой на рынке. Водил дочь в детский садик каждое утро. Посещал мечеть. Это подтвердят сотни людей.

Его взяли живым из дома. А спустя несколько часов обнаружили мертвым в другом месте, где уже ранее задержанный человек якобы отстреливался. Соседи видели это: как брата выводили, били прикладом, – отметил Ровшан Салихов, брат убитого. – Ночью 15 октября он вместе со своей супругой пришел ко мне в гости и пробыл примерно до 23.00, потом они поехали домой.

Утром 16 октября примерно в 6.00 мне позвонила его супруга и тревожным голосом сообщила, что их дом окружили военные и объявили им об этом через громкоговоритель. После чего мой брат, встав с постели и быстро одевшись, вышел во двор своего дома с поднятыми руками и кричал, что дома находятся дети и жена. Просил только их не трогать, а так делать дома, что хотят, так как был уверен, что ничего противозаконного не совершал и дома ничего запрещенного не имел.

Те, что в масках, его скрутили и посадили в машину УАЗ без номеров и увезли в неизвестном направлении. Чуть позже, в 6.30-6.40, я приехал туда, где он жил. Конечно, район был весь оцеплен, и нас с сестрой к дому даже близко не подпустили.

Причем КТО проводилась в другом районе. Уже после того, как силовики уехали из дома, со слов жены брата стало известно, что спецслужбы начали проводить дома обыск. Они сказали ей с детьми зайти в комнату, но она стала возмущаться и потребовала проводить обыск при ней и вызвать понятых.

Видимо, такой вариант их не устраивал, и один из людей в маске ударил прикладом автомата ей по плечу. Ее заперли в комнате на 20 минут. Когда выпустили оттуда, то со второй попытки обыска они якобы нашли патроны».

Родственникам Салихова, собравшимся недалеко от дома, сообщили, что с ним

проводят допрос и через два часа его отпустят. Одновременно на улице Советской началась стрельба.

По словам Ровшана Салихова, когда в 14.00 спецоперация на улице Советская закончилась, сняли оцепление и с дома его брата. Родные сразу же поспешили в дом, но Эльшана Салихова там не оказалось.

Через какое-то время его близкие узнали, что фотографии умершего Эльшана были выложены на сайте Kavkazpress. На них отчетливо видно, что он лежит на спине, руки сзади.

«Двое других убитых лежали вместе и были покрыты пылью, а он лежит в коридоре абсолютно чистый и в той одежде, в которой его забрали из дома, даже обувь и куртка были на нем, – пояснил Ровшан Салихов. – Только 18 октября нам выдали его тело, заставив подписать бумагу об отказе от дальнейшего разбирательства, говоря, что иначе тело вообще не выдадут.

В результате осмотра тела нами было выявлено, что он, во-первых, был связан, т.к на руках были следы от наручников, также были три ножевых ранения, была сломана челюсть и выбита часть передних зубов. Имелись также пулевые ранения в других местах.

И никто ничего не знает, и никто ничего не хочет предпринять. Из дома также были похищены два телефона, ноутбук и денежная сумма в размере 200 тысяч рублей».

«Моего брата в СМИ уже обвинили в терроризме, в подготовке теракта, что он после планировал уехать в Сирию... Хотя у него даже не было загранпаспорта. Интересно, как он собирался выехать за пределы страны? – недоумевает Ровшан Салихов. – Представители местной полиции и следственного комитета не в курсе, кто и почему проводил данную спецоперацию.

В приватных разговорах они предполагают, что это были силовики из Ростова и Москвы. Видимо, кроме некоторых посвященных, правоохранители не были оповещены о КТО. По их словам, они, если нужно закрыть какого-то человека, подбрасывают патроны и всё. А так, по «беспределу», местные обычно не делают. Участковый в шоке, об убийстве брата только от нас узнал».

По мнению известного журналиста Орхана Джемаля, не раз бывавшего в районах дагестанских спецопераций, на ровном месте такого рода инциденты, конечно же, не возникают.

«То бишь на человека атеистических взглядов либо активного мюрида какого-нибудь дагестанского тариката, как правило, «жребий» силовиков не падает. Нужна некоторая информация, – отметил он в беседе с «Кавказской политикой». - А вот то, насколько она серьезная или поверхностная, здесь «вилка» большая.

Так, бывает, что по просьбе одноклассника или соседа, или еще какого-нибудь товарища, купил некий мусульманин макароны, крупу или иные продовольствия, либо пять пар берцев из Москвы привез, и тому подобное. В таком случае есть возможность у органов подозревать человека в пособничестве. Полицейские не верят, что некто выполнил просьбу друзей, ни сном, ни духом не ведая, чем они занимаются».

Наш собеседник припомнил похожее происшествие в южном Дагестане.

«Один имам организовывал хадж для нескольких своих прихожан. Взял деньги для отправки четырех человек в паломничество. Среди них оказалось двое «списочников» (мусульмане, внесенные в списки «ваххабитов» и считающиеся либо действующими, либо потенциальными боевиками). Они уехали.

Вскоре тема всплыла, выяснилось, что те двое уехали стараниями имама. Он пошел под «замес», как бухгалтер группировки. Его вызывают на допрос. И через две недели «находят» на месте проведения контртеррористической операции с пулевым ранением, из-за которого, вероятно, были вырваны ногти и имелись прочие телесные повреждения», – рассказал журналист.

«Все дело в том, что старания правоохранителей, если человек подозревается в «пособничестве» незаконным вооруженным формированиям, а это небольшой тяжести преступление (до трех лет лишения свободы), будут не столь значительными. Поэтому, дабы не заморачиваться, просто рубят сплеча по малейшему подозрению. Особенно часты такие случаи в Южном Дагестане», – подчеркнул Орхан Джемаль.

Комментариев от следственного комитета РФ по Дагестану по поводу претензий родственников Эльшана Салихова «Кавказской политике» пока не удалось получить.

Рустам Джалилов Источник: kavpolit.com

Будь стильным и модным уже сегодня Прогнозы на результат игр в прямом эфире Как правильно доить корову доильным аппаратом Как стать клиентом на фондовом рынке США Ремонт офиса от профессионалов

Лента новостей